Ещё один «Мазурчак». Переднеприводный веломобиль. | Лучистое

Ещё один «Мазурчак». Переднеприводный веломобиль.

Сейчас я буду писать банальность. Иногда они очевидны, иногда нет. И к чему приводит когда очевидные банальности становятся неочевидными и над здравым рассудком начинает преобладать сиюсекундное – «Я хочу».

Веломобиль – это транспорт. Веломобиль — не просто транспорт, а транспорт, и повышенного к тебе внимания, и повышенной опасности. Когда человек едет на чём-то распространённом, что бы он ни сделал – его личное дело. Упал, значит, упал, кувыркнулся с дороги — всяко бывает, сломал раму – и не такое бывало. Когда человек чем-то выделяется из остальных – то уже по его поведению, начинают судить и обо всех подобных процессах, людях, явлениях.

Сейчас мне хочется рассказать про ещё один наш переднеприводный веломобиль. К сожалению, даже фотографий от него не осталось. Но история его во многом поучительна. Дело было году примерно в 1998. Веломобили стали привычной деталью на улицах Тамбова. Ребята и по делам много ездили и просто катались, так что трёхколёсные аппараты в городе уже примелькались. Периодически к нам приходили желающие, не купить, а сделать самим подобную технику. Снимали размеры, обещали подъехать через недельку и… пропадали, увы, насовсем. А очень хотелось, чтобы поголовье веломобилей всё-таки увеличивалось.

И как-то пришел один хороший знакомый хорошего человека, молодой здоровый мужик, Лёшей звали, посмотрел на технику и говорит – Хочу!

А сам он работал мастером на заводе. И в подчинении у него целый участок и спецы, все хорошие, и толковые, и рукастые. Короче, чертежи снял, и очень быстро аппарат сделали ему. Переднеприводный веломобиль — техника простая и легко повторяемая. И получился полнейший клон – ещё один «Фигаро».

С технической стороны проблем никаких, Но были проблемы с другой стороны – ЗАЧЕМ!

ЗАЧЕМ нужен веломобиль и этот вопрос намного важнее, чем вопрос — могу себе позволить понравившуюся железку, или не могу. И, как говорят, самые главные тормоза в машине должны быть в голове водителя, а тут как раз, тормозов-то и не было совсем.

Собрали они мобиль – поставили колёса, сидение, цепь, педали, кое как накинули передние тормоза. Подхожу – говорю, тормоза надо отрегулировать, но ребята уже пивко хорошо вмазали, силушка играет, море по колено, — «вечно ты, говорят, со своими придирками, мы люди взрослые, сами с усами, справимся». И поехали кататься по набережной. На ребят подростков ещё можно прикрикнуть, чем-то надавить, просто отобрать технику, а тут какие аргументы? Люди взрослые, самостоятельные, ЗДОРОВЫЕ, за свои действия отвечают сами, САМЫЙ главный аргумент – МОЙ мобиль, что хочу, то и делаю. И остановить уже нечем… Не в милицию же звонить, тогда вообще с дорог разгонят. Словом, взяли два мобиля и уехали кататься.

Проходит часа два – возвращаются, мобиль один, Лёша весь в изодранной одежде, голова, рука, нога в крови, в бинтах…

Рассказывают: по прямой покатались, неспеша, вроде бы всё нормально, потихонечку и осторожненько, захотелось ДОБАВИТЬ, а на набережной бар внизу, у речки, и спуск к нему, метров 35-40, крутой, почти 30 градусов, хороший ровный асфальт. Вот на этом спуске тормоза отказали. Будь ещё и водитель поопытнее, можно было бы уйти манёвром, сложно, но можно, но водитель был без опыта, да ещё под мухой — практически первая поездка, и со всего маха он врезается в большую музыкальную колонку, что стаяла у бара. У самого шок, сильные ссадины, все не опасные для жизни, порванная одежда, много крови. Выглядело страшнее, чем было на самом деле. Пока Лёша с другом поднимались, пытались привести себя в порядок, работники бара, глянули на замолкшую, валяющуюся колонку, и быстренько убрали веломобиль в подсобку. Дескать, придёте в себя, да придёте попозже ТРЕЗВЫЕ, тогда и будем про ущербы разговаривать и кто кому, что и за что должен.

Через пару дней, наши орлы сходили на переговоры, сумму за колонку выставили, не так уж, чтобы совсем астрономическую, но новую и классом выше, купить можно было.

Ситуация разворачивается, скандала, по-большому счёту никому не надо, колонка уже на следующий день и пела и плясала, мобиль стоит в баре, бар на берегу реки, мобиль стоит не в помещении, а на пристани для лодок и подхода по берегу нет. Совсем.

И одним вроде наезжать не хочется, а использовать веломобиль – типа и не для чего, самим ездить не круто и со двора на чужой технике выехать, чревато может быть разными непредсказуемыми последствиями, а другим платить не хочется. Короче, ситуация патовая. Ждём – с.

Через пару недель дождались. Настоящего первоклассного ненастья, с грозой, ветром, дождём. Лёшин друг, взяв племянника и ещё одного из клубовских, наиболее шустрых ребятишек, пошёл ночью «на дело». Подъехали на мобиле с тележкой по другому берегу речки, благо она не широкая, дело было летом и друг служил на дальнем востоке в морском спецназе. Тут случилось совершенно неправдоподобное происшествие. Напротив бара остановился джип, с тонированными стёклами, мигнул несколько раз фарами и стоит. Мотор работает, и из джипа никто не выходит. Естественно всё внимание охраны – на джип, ночь, дождь, чего надобно?!

Наш друг, потихонечку, в маске с трубкой, спускается в воду, берёт с собой две пустые канистры, потихоньку переплывает речку, забирает мобиль, привязывает его СНИЗУ канистр, так что на поверхности и не торчит ничего и, неспеша, за верёвку буксирует на другой берег, там деревья почти склоняются над водой, так что можно смело входить, с другого берега – ничего не видно. Тихо, мирно, всего за пол — часа вся операция закончилась.

И почти сразу же джип уехал… Совпадения, однако…

Через пару дней наши орлы еще и в бар сходили, говорят, мы вот денежку принесли, КАК БЫ НАМ СВОЮ ТЕХНИКУ ОБРАТНО ПОЛУЧИТЬ? А там уже история с дождём и джипом обросла невероятными домыслами и легендами, так что зыркнули недобро на них, говорить-то уже не о чем и разошлись как в море корабли.

Веломобилю купание на пользу не пошло, долго лежал, хозяин к нему интерес потерял, у него ведь главная идея была какая, — пивка попил и по набережной – сидишь как человек, даже упасть не получиться! И другие ребята мобиль не трогали – чужое! Так что вроде и был аппарат и не было его! В мероприятиях, походах, покатушках не участвовал… Потом хозяин забрал аппарат, несколько раз его видели на улицах города, а потом следы его затерялись.

Карпук А. В. Тамбов. 2010 г.