Велосипедные походы выходного дня. «По Святым местам Тамбовщины». | Лучистое

Велосипедные походы выходного дня. «По Святым местам Тамбовщины».

К.А.В.: Основное достоинство маршрутов выходного дня — небольшая протяженность, как по расстоянию, так и по времени — их участником может стать практически любой желающий на самом простом велосипеде и с примитивным снаряжением. Двигаться стараемся по грунтовым полевым или лесным и второстепенным дорогам, где машин поменьше, а природы побольше. Стоянки и привалы делаем около воды — ведь так приятно искупаться после активного отдыха.

В программе обязательно посещение местных исторических достопримечательностей, хорошие виды природы. Для нас главное — приятная компания, душевное общение, а не установление рекордов скорости или проходимости.

Состав группы и распределение снаряжения.

Алексей — горный велосипед, 14 скоростей, только задний багажник, груз упакован в большую сумку на багажнике.

Ее сын Дима — спортивный велосипед на тонких колесах, 5 скоростей — багажника нет, первое время вез на себе складную палатку «колокольчик», потом ехал налегке.

Елена — велосипед «Диамант», 5 скоростей, вещи — в сумке на багажнике и в рюкзаке за плечами. Но ей очень нравилось имя Олена, так что в тексте один и тот же человек будет под разными именами – где наша подруга себя исправила с родного имени на любимое, там так и осталось.

Ольга — дорожный дамский велосипед на толстых «горных» колесах, из груза — только самая легкая палатка на багажнике и гитара в чехле за плечами.

Вика — полноценный горный велосипед «Мерида», передняя вилка с амортизаторами, 18 скоростей, багажника нет – все вещи — в рюкзаке за плечами.

Ваш покорный слуга — горный велосипед, 18 скоростей, передний и задний багажник, спец. багажные сумки.

Предполагаемый маршрут: Тамбов-Питиримовский источник-с.Тригуляй — окружная трасса — Котовск — Котовское водохранилище — Ахтырка — Рассказово -Н. Ляда Тамбов.

Протяженность маршрута — около 100 километров за 2 дня.

Первый день. Пятница — выход запланирован на семь часов вечера. На дорогу вышли только около 8 часов. Буквально до последнего момента пришлось доделывать свой горный и настраивать велосипед для Ольги. Но любые сборы заканчиваются, все заботы и проблемы остаются в городе и мы едем отдыхать.

Вика: Началось все с груды запчастей около сашиного подъезда и странной девчонки в черном (которая вскоре оказалась Оленой, но пока мне это ни о чем не говорило), описывающей правильные концентрические фигуры вокруг велосипедов. Хотелось пить и куда-нибудь ехать. Понятно, что в ближайшие сутки придется делать и то, и другое с завидной периодичностью. Но в том момент хотелось именно пить и куда-нибудь ехать.

К.А.В.: Вначале через дачи в районе села Перикса идем в сторону Питиримовского источника. Очень красивое интересное место, Храм с золотыми куполами возвышается над рекой, вкусная вода в источнике, который называют святым. В прошлом году к храму был наведен пантонный мост, но в этом году пантоны лежат на берегу. Можно добраться и по тропинке вдоль берега, но это будет в другой раз, солнце уже садится, а наш путь еще впереди. Переправляемся по мосту, потом едем по тропинке, вдоль железной дороги, до Тригуляя. Дальше, до трассы, небольшой участок лесной песчанной дороги всего-то километра полтора. Но это один из самых скоростных участков, Дорога все время в гору, много поваленных деревьев, но начинающие туристы просто пролетают это место: плотные колючие облака огромных комаров со всех сторон с восторгом набрасываются на яростно отмахивающийся ужин. Спасение только в скорости — комаров слишком много, чтобы от них можно было отбиться.Выскакиваем на трассу и сразу набираем приличную скорость: от этих защитников леса можно только убежать.

Вика: Короткими перебежками, сражаясь с комарами и дымом городской свалки, добрались-таки до Котовска. В темноте и без овсяного печенья вкус городской воды мало отличался от сточной жидкости (не пробовала, но предположить стоит). Перекосило – выплюнула. О бензиновом ветерке я вообще молчу. Вечер перестал быть томным, и погода благоприятствовала всяким туристам…

К.А.В.: Подъезжаем к железнодорожному мосту, в низине стелется серовато-голубоватая плотная дымка, увы, это не туман, все намного прозаичнее: это дым со свалки.

Через несколько километров входим в Котовск. Уже почти стемнело, заезжаем на небольшую экскурсию в парк Победы. Фото на память на фоне обелиска.В ярко освещенных маленьких магазинчиках, напротив автовокзала докупаем продуктов. Устраиваем небольшой перекус прямо посреди дороги. Дальше идем по хорошо асфальтированной лесной дороге, длинные крутые подъемы чередуются с такими же длинными замечательными спусками.

К Котовскому водохранилищу вышли уже в полной темноте, только на западе медленно угасает вечерняя заря. Жаль, но закат на сегодня мы пропустили. Почти на ощупь едем по дамбе водохранилища. Широкая бетонная полоса выплывает из темноты и тут же растворяется позади нас, справа беззвучно поблескивает громада черной, кажущейся бесконечной и бездонной воды с отражающимися в ней звездами. Горизонта нет, граница, где кончается небо и начинается вода совершенно стерлась. Едем довольно долго, и через некоторое время, начинает казаться, что конца и края у этой дороги нет и никогда не будет и что ты уже просто неподвижно повис где-то в бесконечности и только вращение педалей и легкое дуновение встречного ветерка говорит, что мы все-таки движемся.

За год песчанный карьер, где планировалась ночевка сильно изменился. Ухожу пешком на разведку. Наше любимое, уютное, закрытое со всех сторон место не тронуто. Возвращаюсь обратно и уже со всей техникой начинаем форсировать песчанные барханы. Под ногами и колесами рыхлый сухой песок, идти трудно. Елена совсем устала, начинает капризничать. Наконец добираемся до своей полянки, ставим лагерь. Чтобы стало светлее, сразу разводим большой костер из принесенных нами же еше в прошлом году дров.

Вика: Но потом на нас дохнуло котовское водохранилище, и все неприятности забылись. Много жидкости и воздуха – все вместе это образовывало какую-то торжественную, густую смесь, и когда мы переезжали дамбу, я несколько раз чуть не свалилась с велосипеда. От щенячьего восторга. Мы с Димкой не могли поверить, что длина дамбы 2 километра, но педали крутились, а эта бетонная зверюга все не кончалась. Кончилось дело тем, что мы воткнулись в песок, чуть не погибли под колесами мотоцикла, и Саша пошел на разведку. Народу это место было знакомо, но мне было чудно видеть, как палатки разбиваются на песчаных барханах, а дрова подбираются не рядом, а приносятся из-за дюн.

К.А.В.: Ставим две палатки. После ужина Елена с Димой сразу идут спать. Остальные у костра рассказывают разные смешные истории. Над нами огромное черное небо, усыпанное пригоршнями необычайно ярких звезд, за вечер насчитали с Викой 13 метеоров. Если бы все загаданные желания сбывались… Наверное досидели бы и до утра, но около 4 утра из палатки появляется Елена и быстро разгоняет всех спать. Оно, конечно, правильно — завтра еще будет день. За сегодняшний день пройдено 22 км.

Вика: Олена, узнав о существовании в этой местности змей, передумала спать. Но зато пожелала купаться. Долго и мучительно искали подход к воде, но берега были заболочены. Только ногами в трясине поболтали… Второй день — суббота.

К.А.В. Проснулся около шести утра. Тишина. Попробовал просто поваляться, но побоялся своей возней разбудить мирно посапывающих дам. Тихонько выбираюсь наружу. Беру котелки и топаю за водой. Развожу костер, начинаю готовить завтрак. Примерно через час стали выползать из палаток остальные. После неторопливой трапезы девчонки с Лешей пошли лазать по окрестным песчанным барханам. При ярком утреннем солнце интересно рассматривать следы ночных обитателей. Где-то пробежал крупный жук, оставив за собой цепочку следов, характерный волнистый след оставила ползущая змея. Интересно: уж или гадюка? В прошлом году весной, как раз в этом месте, мы видели довольно крупную гадюку. Много птичьих следов. На вершине холма или, правильнее сказать, бархана ветер сдул весь мелкий песок, оставив на обозрение мелкие камушки. Машинально начинаю перебирать их, и с большим удивлением нахожу несколько камушков, в которых четко отпечатались следы древних ракушек. Да, чего только нет у нас под ногами, стоит только внимательнее присмотреться.

Лагерь напоминает цыганский табор: на горячем песке раскладываются на просушку палатки, спальники, свитера, носки. Ольга с Викой пошли на пляж искупаться. В это время ставлю третью палатку, все-таки интересно, как она выглядит в собранном виде. Леша ходит вокруг нее кругами, точно как кот вокруг сметаны. Палатка, которую он купил перед походом, ему уже не нравится — она для него слишком большая. Это, как говорится, на вкус и цвет, не вырубишь топором. Через несколько минут хождения кругами, происходит взаимовыгодный обмен: Леша становится счастливым обладателем комплекта спальников, которые он уже примерил на себя прошлой ночью, а мне достается его палатка.

Вика: Утром – на повестке дня были лешины лепешки из пророщенной пшеници и просушка спальников. Попытки искупаться опять ни к чему не привели. Но самым главным разочарованием дня была попытка безболезненно залезть на велосипед. Несмотря на небольшое пройденное расстояние седлушка дала понять, что функцию удобного стула она выполнять не намерена. Поэтому совершенно бесцеремонно она врезалась в тело. Как потом выяснилось, у Алексея были такие же проблемы.

К.А.В.: Возвращаются наши купальщики. Пляж подтопило водой, вход очень грязный и дамы решили не пачкаться. Пакуемся, непременное фото на фоне песков. Теперь — дорога по лесу. Становится совсем жарко. Сзади пристраиваются местные жители — мать с сыном на простых дорожных велосипедах, они с уважением посматривают на нашу навороченную и тяжело нагруженную технику. По производимому впечатлению блестящий, ярко красный Викин велик и сама симпатичная хозяйка, с устрашающе огромным рюкзаком за плечами — вне всякой конкуренции. Местные подчеркнуто держатся сзади, уступая нам дорогу. Но из-за наших частых остановок: уточнить маршрут, посмотреть по сторонам, попить, наши скорости примерно равны. Вскоре выходим к деревне. Сразу на пруд — купаться. В небе начинают вырастать кучевые облака. Елена бегает с фотоаппаратом, снимая все подряд. Ольга подкармливает местных собак. Перекусываем, храм в Ахтырке — наша основная сегодняшняя цель — уже виден, до него всего километра полтора.

Вика: Практически бело и пушисто события развивались до Ахтырки. Там местные животные сожрали наши бутерброды, а Ольга продемонстрировала свое знание Книги Джунглей — мол мы с тобой одной крови и все такое. Не подозревая ничего плохого, сажусь на велик, но он подозрительно проседает и фырчит. Вспоминаю заветы Руслана «не проткни колесо!» и сжимаю покрышку. Можно расслабиться – это уже случилось.

К.А.В. «Радости» всегда подкрадываются незаметно. У крутого, надежного и, как еще совсем недавно казалось, абсолютно неуязвимого Викиного горного велосипеда спустило переднее колесо. Вот что мне нравится в этой девочке — умение оставаться внешне абсолютно спокойной и невозмутимой, хотя внутри нее это совершенно рядовое и пустяковое, для нас с Лешей, происшествие, похоже, было источником бурных эмоций и переживаний. Решаем добраться до храма и уже там, совмещая приятное с полезным, провести ремонт. Дима с Лешей сопровождают идущую пешком с велосипедом Вику, поддерживают ее боевой дух неспешными беседами, остальные уходят вперед, к месту стоянки.

Вика: До храма с Лешей идем пешком, боюсь только, что поход пешком может затянуться до Тамбова. Безобразно хныкала, пока ребята чинили технику, но они были спокойны, как большие и добрые динозавры – усмехались там, разбрасывали инструменты. (Поклеп! Аккуратно раскладывали! К.А.В.) чувствовала себя, наверное, как муж рожающей дамы у дверей в операционную. Да еще Саша пугал всякими ускорителями…

Краеведческий материал.

С. Ахтырка Тамбовского района – Церковь каменная, теплая, построена капитан-майором Н.И. Сатиным в 1816 г. Престолов три: главный – в честь Ахтырской Бого Матери (2 июля), придельные – в честь Дмитрия Ростовского(21 сентября) и Николая Чудотворца(6 декабря).Дворов 116, душ мужского пола 360, женского пола 360, великороссы, земледельцы, имеют по 3 дес. земли на душу во всех 3 полях. Под ред. Андреевского А.Е. «Историко-статистическое описание Тамбовской епархии», 1911 год.

Сейчас церковь частично разрушена, восстановить очень трудно. Рядом с церковью поставлен дубовый крест и мраморная плита со словами о покаянии и об оказании помощи. Крест сделал местный художник и резчик по дереву Сергей Ивлев, ныне живет в Котовске, хотя родители в Кошелево. В церкви сохранились крутые каменные винтовые ступени к куполам, сильно пахнет пестицидами – ранее (в советское время) был склад. Село довольно неряшливое, пыльное, но недавно вдоль села сделали асфальтовую дорогу на с. Подоскляй в сторону г. Рассказово и на с. Княжево. Пруд стал очень мелким и грязным, там водопой скота, рядом находится ферма КРС (170 голов).

К.А.В. Пока дамы обследуют все закоулки храма, мы с Лешей занимаемся камерой. Нового прокола нет: воздух травит отошедшая старая заплата и отошла она хитро: то спускает, то — нет. С трудом отрываем старую заплату и приклеиваем новую, побольше. В это время Вика абсолютно неподвижно сидит под центральным куполом.

Вика: Елена ползала по развалинам, цепляясь за камни, наверное, хвостом, и не забывая при этом щелкать затвором. А я бродила под куполом, пока кирпич, которым Дима пытался сбить обрывок цепи, наконец, не попал в мою тушку. Решаю, что пора оттуда выбираться. И вскоре мы действительно трогаемся.

К.А.В.: Все, техника снова на ходу, можно ехать дальше.Теперь до Рассказово асфальтированная дорога. Леша набирает воды в колодце. Вчера мой велосипед шел тяжеловато, хотя внешне все в порядке : колеса крутятся, колодки за обода не цепляют, а идти тяжело, постоянно отстаю от группы. Это мне не нравится и, не дожидаясь остальных ухожу вперед. Заблудиться сложно: дорога только одна. Оторвался совсем чуть-чуть метров на 500, на очередной кочке начал работать велокомпьютор. Средняя скорость километров 14-15. Вместе с Викиным великом подкачал «до барабана» и свои колеса. Дорога действует на меня усыпляюще, расслабляюще и успокаивюще. Полностью погружаюсь в какие-то свои размышления, из которых меня выводит только подвернувшийся под колесо камень, тут я замечаю,что на дороге я один и никто меня не догоняет. Останавливаюсь. Минут через пять подъезжают остальные. Уже четыре часа дня, до Тамбова ещё километров пятьдесят. А мы с Ольгой грозились приехать помогать матушке сажать помидоры. Начинаю нервничать.

Вика: По дороге много вкусного и полезного услышала от Алексея: об особенностях русского вегетарианства, о здоровом образе жизни вообще. Конечно, можно было прочитать в умных книжках, но из уст человека, 7 лет не употреблявшего мясо, все звучало намного правдоподобнее. Вдруг во время очередной остановки Саша толкнул дикую, но изящную мысль – поехать к озеру вперед, оторваться от группы на пару часов, между делом метнуться в город, посадить помидоры и вернуться в лагерь к вечернему чаю. Пока я представляла, как он на рассвете приползет к потухшему костру, они с Оленой были уже далеко.

К.А.В. Возникает мысль, пойти вперед как можно быстрее, у Чистого Озера сбросить груз, кого-нибудь оставить его охранять до подхода основной группы, а самому уйти налегке до города. В группе два человека с достаточно скоростными велосипедами и средней загруженности багажа велосипедов. Это Олёна и Виктория. Смотрю на Вику , у неё в глазах проскакивает испуг и, похоже, чисто инстинктивно она делает с велосипедом шаг назад, явно старясь быть как можно более незаметной и просто спрятаться. Пугать детей в мои планы сегодня не входит. Вместе с Олёной уходим вперед. Почти сразу асфальт превращается в настоящую стиральную доску. Скорость падает. У Олёны периодически проворачивается трещетка. Тема для беседы оказалась вполне любопытной.

Вика: Как только эти полоумные скрылись за горизонтом, нашла себе увлекательное занятие – поиски центра тяжести рюкзака и равномерное его (рюкзака) распределение по всей поверхности спины. Хоть диссер пиши! Правда думаньем над темой диссера дело и ограничилось, потому как думать и ехать я еще не научилась. Два часа тупо медитировала на спицы Ольгиного велосипеда, поднимая голову только чтобы просканировать местность.

К.А.В.: После Рассказово выходим на трассу, ветер почти в лоб. Сказывается отсутствие нормального полноценного питания. Около железнодорожного переезда останавливаемся на отдых, у меня дрожат руки и ноги. Олёна просто валится с ног. Отошли с дороги в посадки. Лихорадочно доедаю остатки лёшиных лепёшек. Отдых около двадцати минут, у меня возникает ощущение, что все, что мы отыграли — это эти самые двадцать или даже меньше, минут. Но теперь это есть, как есть. На переезде проводят подсыпку гравием железнодорожного полотна, с интересом наблюдаем, а что ещё делать, переезд закрыт. У нас закончилась вся вода, до последней капли. Но скоро — Новая Ляда, там достаточно колонок. На обочине замечаю на песке интересный, редкий в нашей месности след от горного велосипеда: на колесах стоят разные покрышки и протектор одной из них похож на мой. Страшное подозрение закрадывается в голову. Точно такие покрышки стоят и на Лешином велосипеде.

Вика: На Ляде мы остановились, не помню, зачем, и кто-то повернул голову, чтобы сказать: «О!», вложив в восклицание легкое злорадство и разочарование одновременно. «О» – это значило, что Саша и Елена обманули всех, в том числе и ни в чем не повинные помидоры, и теперь ехали прогулочным ходом с явным намерением повторить вчерашнюю разбивку (разбитие, разбивание, разбой — нужное подчеркнуть) лагеря вслепую.

К.А.В.: Въехали на Ляду. Что-то знакомое появляется на встречной полосе — груженый горный с Танюхой Самойловой, так, где Татьяна там должна быть и Ирина Косякова. Точно, метров через двести появляется и Иринка. Приглашает зайти в гости, но это уже потом. Татьяна с Иринкой и Мальминым направляются на двадцать первый км. Около магазина догоняем остальную группу. Смеху хватает: ушли раньше, а пришли позже. Все, в Тамбов уже ехать поздно, во всяком случае сегодня. Мораль на будущее: либо отдых, либо работа, а совмещать их в одном стакане все равно, что гнаться за двумя зайцами. Заезжаем к «лядинским» ребятам — Стасу и Ольге. Распивали горячий чай с блинами и смородиным вареньем, уютно устроившись на крохотной для такой огромной компании веранде . Елена упросила меня позвонить домой ее матери и передать, что с ней все в порядке. Оказывается она удрала в поход никому ничего не сказав. Разговор с матерью был трудным.В двух словах передал содержание разговора Елене. Сказать, что после этого началось сложно. Елена начала просто метаться на велосипеде по дороге, не слушая ни кого и ни на что не обращая внимания. Выбросила часы – подарок матери, золотое кольцо. Вместе с Викой попытались отыскать эти вещи, но тщетно. Честно говоря, я уже не знал, что делать и как себя вести. Все старались не делать резких движений и высказываний, если Елена отставала, ее терпеливо ждали, если уносилась вперед – то чтобы оставалась хотя бы на виду. На Чистое озеро пришли опять затемно, встали на старом туристическом месте. Мне хотелось обойти озеро с другой стороны, но Ольга сказала, что оттуда далеко ходить до пляжа. Олёна сказала ,что ее место страшит и беспокоит, примерно то же выдала и Вика,ей показалось, что кто-то ходит вокруг. На девчонок не обратили внимание. А зря.

Вика: Практически так и получилось. На закате купались в Чистом озере. Чуть не ошалела при виде лодок, качающихся в темной воде на фоне последних отблесков света. Пора завязывать с этой экзальтированностью. Правда, место было подозрительно подозрительным, Елена сразу что-то буркнула по этому поводу. Но там уже был костер, еда и байки, не до душевной слякоти, в общем, оказалось. Когда речь зашла о выносе рефрежиратора, ощущение холодка за спиной вернулось. Оборачиваюсь – за спиной болтается надломленное дерево. Никого.

К.А.В.: Поставили палатки, развели костер, поужинали. Дима и Ольга утомившиеся сильнее других участников похода, сразу пошли спать. Каждый в свою палатку. Остальные устроились у костра. В этот вечер костер горел на удивление плохо, вроде бы и дров было достаточно и сложен правильно, а он не хочет гореть и все тут. На небе высыпали звезды, но за деревьями их было плохо видно. Решил не изменять своей обычной привычке — потихоньку побродить в темноте в полном одиночестве. Дошел до той полянки, где несколько лет назад Львов, известный тамбовский маг и целитель проводил свои обряды посвящения… О подобных случаях мне, конечно, уже приходилось читать и слышать, только уж никак не мог подумать, что и самому придеться столкнуться с подобным и где! в том месте, где уже были десятки раз. Внезапно холодный, дикий, абсолютно неконтролируемый ужас стал обволакивать меня спереди, постепенно подбираясь со всех сторон. Первое желание завопить и, раскинув руки, бежать куда угодно, только подальше от этого места, с большим трудом удалось загнать свои распоясовшиеся эмоции внутрь. Медленно, очень медленно поворачиваюсь и, стараясь просто ни о чем не думать, иду обратно к костру. Самые трудные были последние шаги. Рассказал об увиденном «?» скорее о пережитом.

Вика: А тут Саша возвращается, глаза квадратные, но сам спокоен и собран – рассказывает жуткие штучки. Ситуация мерзкая, я сразу мысленно начинаю метаться. Леша посмотрел на это дело и выдал Песнь Храброго Туриста. Да так ловко выдал, что мы буквально катались по земле!

К.А.В: Спасибо Леше, он весьма хладнокровно отнесся ко всему этому, продолжая заниматься сочинением пародийных «виршей» на общего друга Володю Козлова и на нашу реакцию на ночные ужастики. Мы с Викой пытались по очереди записать Лешины произведения, катаясь по земле от хохота. Настроение сразу поднялось. Буквально через пол-часа костер сам собой ярко вспыхнул, бодро запрыгало высокое пламя, далеко освещая все вокруг и наступило какое-то облегчение.

Вика: Саша занялся редакторской деятельностью. Слова песни перетекали из одного мозга в другой, минуя память. Потом, когда блокнот был найден, воспроизвести что-либо практически не удалось. А жаль – такая шедевра пропала. В Лешином эпосе фигурировал еще некий… ммм…. Козлов – личность судя по всему весьма одиозная. После этого всего со мной приключилась истерика, страх куда-то удрал, сон тоже. В прочем это не мешало отрубиться в палатке и пролежать там до утра, как мешок с драпом (чем-чем? К.А.В.), пока солнце, и совесть не замучили окончательно.

К.А.В.: Но пока не рассвело, никто от костра не отошел. С первыми проблесками зари девчонки сами поставили третью палатку и ушли спать отдельно. Молодцы, пять баллов за самостоятельность.

Вика: Валяем дурака. Уже далеко за полдень, но мы усиленно валяем дурака, купаемся, жуем, вспоминаем вчерашние кривляния. Смотрю в блокнот, исписанный трясущимися от смеха руками:

Много всяких ты знаешь, друг, слов

Но побольше их знает Козлов

Может, думаешь, ты острослов

Но послушай, что скажет Козлов

Ты пытаешься речь здесь толкать

Но Козлов побеждает опять

Неужели не можешь понять –

Ему с Пушкиным рядом стоять

Только Пушкин его не нашел

И путем своим скромным пошел

К.А.В.: Просыпались когда кому вздумается, в этот день и мне удалось позволить себе роскошь поваляться до 9 утра. При свете дня те же места выглядят мирно и успокаивающе. Первая половина дня — неспешное купание, ловля и фотографирование с ящерицами. Исподтишка наблюдаю за Викой, у нее интересное умение – быть одновременно тихой и незаметной и в то же время с какой-то ненавязчивой кошачьей грацией постоянно обозначать свое присутствие. При этом все у нее проходит плавно и органично. Елена пытается привести себя в порядок, просто собраться и снова стать такой, какой ее привыкли видеть – стремительной, внешне наивной, немного угловатой, такай вечной девочкой-подростком, которой все и везде прощают за ее молодость и наивность. Она такой станет уже к концу дня, но пока она еще без своей защитной маски.

Вика: Пошли с Оленой купаться. Саша предупреждал, что озеро представляет собой систему плавучих островков, но мозг не придал этому особого значения. Поэтому когда лапа ухватилась за край, выглядевший вполне благонадежно, а он предательски качнулся и ушел под воду, я чуть не ушла вместе с ним. Пока очухивалась, Олена уже вскарабкалась, производила там прыгательные движения и, судя по всему, радовалась жизни. Отступать было некуда. Тьфу! Из проруби выкарабкиваться намного легче. Один мой знакомый говорил, что не любит темноту, сырость, любовь и прочие неясности. Стоит с ним согласиться. А тут еще земля из-под ног уходит! Вот так, ругаясь под нос и неуклюже балансируя, я плелась за Ленкой. А та сразу поняла мое состояние и предупреждала об опасных местах. Может, смеялась, а, может, и нет… Ползали в болотной жиже в поисках клюквы. «Подарок силы» – смеялась Олена.

К.А.В.: Дальнейшее возвращение домой происходит без каких либо происшествий весело и с мелкими дружескими приколами. Такие небольшие вылазки на природу сильно сближают их участников и каждый может понять, кто есть кто на самом деле: вдали от города из человека наружу выходит все, что он упорно прячет от других и даже от себя и спрятаться ему уже негде. Одним это нравится, это для них — руководство к действию, другим — не нравится и они в походы больше не ходят, их слишком пугает случайно увиденное собственное «Я» и они предпочитают загнать это знание подальше внутрь и ничего не делать.

Что же, каждому свое…

 

 

Александр Карпук. Тамбов. Июнь 2003 года.